Адвокат Мангера рассказал, как прокуратура доказывает в суде виновность его подзащитного

Адвокат Владислава Мангера в деле о нападени ина Екатерину Гандзюк Игорь Мокин (на фото) рассказал в соцсетях подробности судебного разбирательства:

"Радости-то какие! «Свято наближається!» Мангер и Левин встретят НГ в СИЗО! Именно такими заголовками и комментариями пестрят некие «СМИ» и новостная лента ФБ.

А теперь для думающих и анализирующих.

При продлении меры пресечения в виде содержания под стражей, прокурор, кроме прочего, обязан доказать, что риски, которые были заявлены при избрании меры пресечения, не уменьшились или появились новые риски. ДОКАЗАТЬ, а не сказать. Это важно.  

Основным риском в последнее время, как для Левина, так и для Мангера, прокуратура использует риск давления на свидетелей. В случае с Мангером, он единственный вообще. 

А теперь самый треш. 

Свидетель номер раз. Павловский. «Получал угрозы от Левина и от Мангера». Допрошен в суде. Что-то членораздельное сказать не может. Думаю, слышал, предполагаю, может быть, может не быть. По поводу угроз поясняет, что кто-то звонил, кто точно не знает, но ему кажется, что от Мангера. В правоохранительные органы по этому факту не обращался. Писал Левину письма о том, что в ВЗДС разговаривал с пауком Игорем и птичкой. Жаловался год на здоровье. Говорил, что умирает. На суде исцелился. Обвиняется в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений (дело «банды Павловского»). 

После дачи показаний в деле Мангера и Левина, свершилось второе чудо. Прокуратура забыла подать ходатайство о продлении меры пресечения в отношении Павловского и он вышел на свободу.

Свидетель номер два. Пилипенко. Ещё один фигурант дела «банды Павловского», который незадолго до дачи показаний в деле Мангера и Левина, тоже чудесным образом освободился из мест не столь отдаленных. Основная торпеда по угрозам со стороны Мангера и Левина. Якобы, получил «ляща» от смотрящего за корпусом и был «определён», как непорядочный. Считает, что за то, что давал показания в деле Мангера и Левина. По факту, за какую-то ситуацию с машиной с сигаретами и за то, что патрулировал с нацполицией. В правоохранительные органы по факту угроз и нанесения телесных повреждений в Лукьяновском СИЗО не обращался. Служебные проверки в Лукьяновском СИЗО по заявленным фактам не проводились. Сокамерник, допрошеный в суде, эту историю не подтверждает. Остальных 10 человек из камеры не допросили. Тех, кто, якобы, угрожал и бил, тоже установили, но не допросили. Процессуальных решений по этим фактам нет. Ничего членораздельного по делу о нападении на Гандзюк в суде сказать не смог. Тоже слышал, думает, предполагает. Сейчас гуляет по городу, кушает в ресторанах и отлично себя чувствует. На перепуганного не похож. 

Свидетель номер три. Брага. Угадайте кто? Правильно. Ещё один фигурант дела про «банду Павловского». И где он? Правильно. На свободе. А ещё на прямой связи и короткой ноге с одним из основных прокуроров офиса ГП по этому делу. В переписке с Пилипенко обсуждали, что нужно с ним (прокурором) держаться вместе и мутить бизнес.(есть в материалах дела). Доблестный Брага на стрелке с чеченцами сам один разогнал всех оппонентов, а потом испугался, якобы, какого-то сообщения. Сразу понял, что оно от Мангера. Та же ситуация, в суде ничего членораздельного не пояснил. Мангера вообще не знает. Левина видел пару раз. По поводу угроз в правоохранительные органы не обращался. 

А теперь пару вишенок на торте. Как вы думаете, кто расследовал дело «банды Павловского»? Правильно. ГУ СБУ. Они же расследовали дело о нападении на Гандзюк. Кстати, не их подследственность ни там, ни там. По закону не их. 

А кто осуществлял процессуальное руководство в деле «банды Павловского»? Правильно, тот самый прокурор из офиса ГП, с которым Пилипенко и Брага на короткой и хотят в бизнес. Он же был основным, хоть и неофициальным, двигателем всего беспредела в деле о нападении на Гандзюк. Совпадения? Не думаю... 

Возвращаясь к процессу. Свидетели, которым якобы угрожали, допрошены в суде. Прокурор не ссылался на наличие новых рисков и не доказал, что старые не уменьшились. В случае с Мангером, после допроса этой троицы, риски вообще перестали существовать. Вопрос очевиден. Ответ, к сожалению, тоже... 

В этом деле еще много гнусности и подлости. По отношению ко всем участникам этой трагедии. Все ли хотят узнать правду? Сомневаюсь... Почему? Она не удобная. Правда всегда не удобная... Вспомнил великого Владимира Семёновича: «Правда смеялась, когда в неё камни бросали:«Ложь это всё, и на Лжи одеянье моё…»Двое блаженных калек протокол составлялиИ обзывали дурными словами её.»Подумайте об этом...", - написал Мокин.
Вернуться назад